Авантюры Цатуровых

Как судостроительный завод «Пелла» в Ленинградской области, который значится ответчиком в 79 судебных исках, получает контракты на строительство дизельных ледоколов?

"Пелла" созрела?

Прямо какие-то тайны Мадридского двора и секрет Полишинеля в одной «кают-компании»: Росморпорт вновь не нашел верфь для строительства ледокола на 18 МВт. Но еще в апреле основным претендентом на получение контракта называли судостроительный завод «Пелла» Герберта Цатурова: именно «Пелла» выиграла конкурс на заказ — близнец (тоже ледокол на 18 МВт) для Дальневосточного бассейна ценой в 7,5 млрд. рублей. Этот корабль уже строится на площадке верфи Pella Sietas в Гамбурге (Германия). Эту верфь структуры г-на Цатурова предусмотрительно приобрели еще в 2014 году. Куда, таким образом, бежит валютный «ручеек», или лучше сказать, поток?

Забегая вперед, удивимся еще больше: у судостроительного завода «Пелла» — 94 судебных процесса, и в 79-ти из них предприятие Цатурова выступает ответчиком. Далее, «Пелла» уже завалило не один государственный проект, в том числе и военного назначения. Изумимся и тому, что завод «Пелла» никогда не строил ледоколы. Но тогда почему контракты уходят г-ну Цатурову и Ко, ведь СМИ неоднократно связывали Цатуровых с некими мутноватыми персонажами из окружения «авторитетного» бизнесмена Ильи Трабера?

В корабельных историях разбирался корреспондент The Moscow Post.

Цены растут, как на дрожжах

Итак, первый конкурс на строительство ледокола — напомним — был объявлен еще в апреле. Тогда максимальная цена контракта составляла 7,3 млрд. руб. Основным претендентом на получение контракт был и остается судостроительный завод «Пелла». Но вот с учетом иноземных комплектующих и девальвации стоимость ледокола уже распухла. И может составить приблизительно 12 млрд. руб.

Но Росморпорт пока так и смог найти подрядчика. На конкурс не прислано ни единой заявки. Росморпорт признал, что стоимость импортного оборудования увеличилась на 25%. Помимо неготовности верфей браться за убыточный заказ, предприятие столкнулось с нехваткой стапельных мест.

Сегодня эксперты оценивают заказ уже в 13–14 млрд. руб. Импортного оборудования на таком ледоколе уже 85–90%.

На увеличение стоимости сооружения дизельного ледокола «Виктор Черномырдин» для Росморпорта, в том числе из-за зарубежных комплектующих жаловался в свое время и генеральный директор ОСК Алексей Рахманов.

Надо же, история опять повторяется!

Одним из претендентов на контракт называли Выборгский судостроительный завод (входит в ОСК). Но сегодня эта верфь занята рыбопромысловыми заказами и строительством флота для ФСБ.

Такой заказ также могли бы выполнить завод» Янтарь (Калининградская область) и судостроительная верфь «Звезда» (г. Большой Камень, Приморье). Этой верфью управляет консорциум «Роснефти», «Роснефтегаза» и Газпромбанка.

Но все эти предприятия готовы контрактоваться лишь в 2022 году. И целый год им понадобится для того, чтобы разработать техническую документацию.

Теперь этот крупнейший заказ получила «Пелла». Однако, миллионы потекут в Германию. Pella Sietas GmbH загрузит работой более 400 судостроителей в ФРГ.

По гамбургскому счету?

Итак, у судостроительного завода «Пелла» есть верфь в Гамбурге. И она и будет строить новые ледоколы для российских морей. Владельцами верфи являются Ирина Шустер и Гарегин Цатуров.

Цатуров Гарегин Гербертович является и генеральным директором ООО «Пелла», учредитель которого – ОАО «Пелла» — возглавляет Герберт Цатуров. По всей видимости, это папа.

Цатуров-младший

Многие считают строительство ледокола – «авантюрой», ведь у компании Цатуровых нет ни опыта, ни соответствующих кадров.

Среди Цатуровых есть дама по фамилии Шустер. Может ли Ирина Шустер иметь отношение к Олегу Шустеру, которого давно связывают с Тамбовской ОПГ? Тут сошлемся на эссе известного питерского журналиста Андрея Константинова «Бандитский Петербург». Как сообщали авторы на сайте «Инсайдер», якобы в своей книге журналист пишет про некого Олега Шустера, связанного с Тамбовской преступной группировкой. Не родственник ли он часом Ирины Шустер, учредителя SUDCOM Holding GmbH?

Эта организация была учредителем «Судкомгрупп», ликвидированной в 2017 г. Директоромявлялся бывший заместитель начальника управления кадров Федеральной пограничной службы, контр-адмирал Игорь Донской.

Как утверждали авторы на портале «Инсайдер», якобы начале 2000 года «Судкомгрупп» выкупила компанию «Бронницкий ювелир», которая якобы позже попала в скандал с незаконным оборотом золота и серебра, а также уклонения от уплаты НДС.

Бенефициары «Бронницкого ювелира» скрываются в офшоре. Может ли владельцем офшора быть и Гарегин Цатуров?

Змеиный клубок

Надо заметить, что г-н Шустер в своих разноплановых делах был связан с неким Олегом Хухлием, близким знакомым будущего министра обороны Анатолия Сердюкова (Табуреткина). Они были партнерами по Фонду поддержки торговых и промышленных предприятий Северо-Западного региона. Согласно ЕГРЮЛ, там же числился и Гарегин Гербертович Цатуров.

Напомним, что г-на Табуреткина в конце 90-х недоброжелатели тоже подозревали в связях с тамбовской ОПГ и «дружбе» ее лидером Геннадием Петровым.

По сведениям СПАРК-Интерфакс, фонд Хухлия, Шустера и Цатурова учредил благотворительную организацию «Покров» Валерия Ледовских. И через дочернее ЗАО «Центр Т» контролировал доли в ряде предприятий Петербурга, включая холдинг Апек-трейд. И также был связан со структурами судостроительного завода «Пелла».

После назначения Анатолия Сердюкова министром обороны завод Цатурова в 2008 и 2010 гг. получил заказы на 1 млрд. 266 млн. рублей.

Деловые интересы Олега Шустера были тесно связаны и с Первопрестольной. По данным налоговиков, в 1999-2004 гг. Шустер получал заработную плату в Министерстве юстиции, Счетной Палате, префектуре ЮАО и Министерстве сельского хозяйства, где занимал должность помощника министра Алексея Гордеева.

В 2003 г. был создан альтернативный Федерации дзюдо России (ФДР)- Национальный союз дзюдо. Главой союза был избран Алексей Гордеев, его первым заместителем стал Олег Шустер. В 2004 г. в результате конфликта министр сельского хозяйства сменил Владимира Шестакова на должности президента ФДР, оперативное управление которым передал Шустеру. И назначил его вице-президентом федерации.

Согласно СПАРК-Интерфакс, ФДР имела сеть дочерних организаций, учреждавших многопрофильные бизнес-структуры.

Как же тесно переплелись криминальные и силовые структуры!

Интересы Трабера

Но как можно было отдать контракт на 7.5 млрд руб. компании с такой репутацией? Судно будет, действительно, построено на площадке в Гамбурге. И будет иметь ледовый класс Icebreaker7. Срок завершения работ — 30 сентября 2024 года. Финансирование ведется из бюджета.

Наверное, есть кто-то наверху, кто мог пролоббировать этот контракт? По всей видимости, этот «лоббист» должен иметь отношение к Росморпорту?

По всей видимости, это Игорь Русу.

Игорь Русу

В 2000 г. г-н Русу был утвержден генеральным директором ООО «Морской порт «Санкт-Петербург». Уже в то время порт контролировал авторитетный бизнесмен Ильей Трабером. Об  этом сообщала «Фонтанка».

Далее, в 2009 — 2011 г. Игорь Русу занимал пост генерального директора Росморпорта.

Напомним также, что 8 лет кряду, с 2004 г. по 2012 г. в кресле министра транспорта РФ находился Игорь Левитин.

Он мог близко общаться с г-ном Трабером через Русу.

Вот такие интересные переплетения.

Сегодня Игорь Левитин курирует транспортную тему в роли помощника президента РФ. И Левитин и сегодня вполне мог протолкнуть сделку между Росморпортом и судостроительным заводом «Пелла».

Еще интересный штрих. С 2013 по 2017 г. должность директора Росморпорта занимал Андрей Тарасенко, который вскоре был назначен врио губернатора Приморского края. Об  этом  сообщал ТАСС.

Во время предвыборной компании стало известно, что Тарасенко мог быть связан с авторитетным бизнесменом Стасом Николаевым, главой «Меркатор-Холдинг.» Говорят, что ранее Николаев был помощником Семена Могилевича (Шнайдера), того самого, которому в США светит 360 лет тюрьмы за торговлю оружием и прочие художества.

Примечательно, что перед назначением Тарасенко на должность врио губернатора завод «Пелла» громко объявлял о намерении строить верфь в Приморье за 2 млрд. рублей. Но Тарасенко выборы продул. Планы рухнули, что может свидетельствовать о том, что они были завязаны именно на экс- директора Росморпорта.

Заметим, что построить два ледокола для Дальнего Востока и Северо-запада Росморпорт собирался еще в октябре прошлого года. Но где взять деньги? Подрядчиком строительства готова была выступить ОСК. Выборгский судостроительный завод по строил в 2012-2016 гг. три ледокола. Но, к несчастью, оказался в убытках…

В 2019 году деньги в бюджете нашлись. Правда не для двух, а для одного ледокола. На конкурс была подана одна заявка. И конкурс был признан несостоявшимся. С «Пеллой» был заключен договор как с единственным участником. Учитывая, что у судоверфи нет опыта строительства ледоколов, это выглядит довольно подозрительно.

Но «Пелла» заявляет, что строила буксиры ледового класса для Росморпорта.

Но среди заказчиков «Пеллы» никогда не было Росморпорта. По одному контракту она строила буксир для «Адмиралтейских верфей», по второму для них же восстанавливала эксплуатационные характеристики буксира. Возможно, это было одно и то же судно?

Но все же некие буксиры «Пелла» строила… И как!

«Кривой» буксир

Вот теперь и хочется рассказать о качестве работзавода «Пелла». Именно из-за качества этих работ с предприятием Цатурова несколько лет назад судился Приморский торговый порт.

Для этого Приморский торговый порт обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением о взыскании с «Пеллы» 383,5 млн. руб. Что послужило причиной подачи иска?

Между ООО «Приморский торговый порт» и ОАО «Ленинградский судостроительный завод» Пелла» был заключен договор подряда на строительство буксира проекта ПЕ65. Стоимость составила — 418 млн. рублей. Об  этом сообщал  «Корабел».

Завод «Пелла» обещал завершить техническую сдачу-приемку буксира до середины ноября 2010 года. В конце января 2011 года выяснилось, буксир построен » с отступлениями от спецификации».

У заказчика, как и у комиссии Морского регистра, возникли вопросы сразу по десятку пунктов. Морской регистр в документах сделал такую примечательную запись: «С ограничениями о годности к плаванию». И далее — объяснение причин — двигатель буксира вибрирует и не выходит на максимальные паспортные обороты, бракованные детали якоря не позволяют устройству работать.

Кроме того, особенности устройства некоторых деталей аппаратуры на борту судна заставили Морской регистр запретить эксплуатацию буксира за пределами российских территориальных вод. Морской регистр запретил также «кривому» буксиру трудиться на «нефтяном пятне».

Но этот буксир от г-на Цатурова планировался к работе в Приморске, а там что то проводка или эскортирование, а то Афрамакс со 100 тыс. тонн нефти на борту.

Танкер «Афрамакс»

На малых оборотах за Афрамаксом не поспеешь!

В итоге Приморский торговый порт решил договор расторгнуть. И подтвердил правомерность своих действий в двух судебных инстанциях.

Бодалась «Пелла» с «Морем»

И еще одна очень показательная история.

Надо заметить, что частный судостроительный заводик «Пелла» очень хорошо живет: финансирование заказа Росморречфлот ведет аккуратно. «Пелла» исправно получает бюджетные миллионы: с ноября 2019 года на счета предприятия было переведено 1,4 млрд. рублей. Еще один платеж на 373 млн. рублей был сделан 4 февраля 2020 г.

И планов у завода много: недавно «Пелла» отчиталась о вводе в эксплуатацию новых цехов в г. Отрадный, Ленинградской области. Еще недавно компания подписала соглашение о стратегическом партнерстве со Смольным. И теперь будет строить новую стапельную площадку в Понтонном. Цена вопроса? 2,4 млн. рублей.

Но есть и сложности в жизни, казалось бы, у удачливого предприятия: ему приходится бодаться с АО «Судостроительный завод » Море». Завод находится в Феодосии.

История связана с памятными событиями в Крыму: завод» Пелла» через ООО «Интро-Пелла» взял шефство над судостроительным заводом «Море», вложил в предприятие 850 млн. рублей.

Передал свои технологии и отправил в Феодосию 250 рабочих. В качестве компенсации обсуждалась возможность передачи площадки в Феодосии в собственность владельцам завода «Пелла» после акционирования предприятия «Море». Но не вышло: в начале 2019 г. АО «Море» было отдано «Ростеху», а перед этим судостроители из Феодосии требовали от «Пеллы» деньги. Об этом писала «Фонтанка».

Потребовали отдать более 150 млн. рублей.

И суд встал на сторону крымских судостроителей. Решение апелляционной инстанции о выплате денег судостроительному заводу «Море» вступило в силу в октябре 2019 года.

Но конце января 2020 г. Северо-Западный арбитражный суд приостановил исполнительное производства по взысканию с ООО «Интро-Пелла» более 150 млн. рублей. Юристам завода удалось убедить судей: финансовое положение завода «Пелла» таково, что, если он перечислит эти миллионы АО СЗ «Море» деньги, тогда под вопросом окажется исполнение крупных госзаказов.

Вот так «разобрались» с судостроителями из Феодосии.

Еще раньше разобрались с «косым» буксиром, которому в принципе запретили работать. И не только на «нефтяном пятне».

Сегодня эти чудо-судостроители разбираются с ледоколами: нонсенс — предприятие -частное, а строить взялись за бюджетные миллиарды.

Источник:  http://www.moscow-post.su

Похожие публикации

Читать обязательно x