Виктор Григорьев — «смотрящий» за старыми активами «Ростеха»

Виктор Григорьев — «смотрящий» за старыми активами «Ростеха»

Крушению Ил-112В предшествовали коррупционные скандалы на производившем его заводе, а также масштабная реорганизация и сокращения в ОАК под эгидой главы «Ростеха» Сергея Чемезова.

Как передаёт корреспондент https://rusrep.com , Россия обсуждает крушение новейшего российского легкого транспортного самолета Ил-112В, упавшего после взлета с аэродрома в подмосковной Кубинке. Этот самолет, разрабатываемый «Объединённой авиастроительной корпорацией» (ОАК, входит в руководимый Сергеем Чемезовым «Ростех») в перспективе должен заменить легкие транспортники АН.

Расследование причин крушения продолжается, возбуждено уголовное дело. Перед падением у самолета загорелся двигатель. При этом версия о возможной ошибке пилотирования, которая рассматривается среди прочих, выглядит неубедительно.

Экипаж самолета включал шеф-пилота ПАО «Ил», летчика-испытателя первого класса, Героя России Николая Куимова, летчика-испытателя первого класса Дмитрия Комарова, бортинженера-испытателя первого класса Николая Хлудеева. Это опытнейшие пилоты нашей страны, более квалифицированных не найти. Все они погибли.

Ил-112В — один из знаковых проектов нашей страны. Его главными идейными вдохновителями можно назвать главу «Ростеха» Сергея Чемезова и его давнего знакомого, главу Минпромторга Дениса Мантурова. Вместе им удалось реализовать проект «Сухой Суперджет» — один из самых проблемных самолётов в истории российской авиации. Параллельно с этим идет «обкатка» и новейшего магистрального самолёта МС-21.

ОАК:

Ил-112В (опытный образец)

Все эти проекты требуют огромных вложений и не раз критиковались за большой процент иностранных комплектующих. Как утверждают авторы телеграм-канала PZDC, якобы только на один новый двигатель для ИЛ-112В было потрачено порядка 5 млрд рублей. Сам же самолёт будто бы представляет из себя кальку со старого Ил-114 в укороченной версии из 80-х годов прошлого века.

Ранее это же говорили про «Сухой Суперджет». В итоге ОАК и Чемезову пришлось запустить проект по созданию SSJ-New, в котором 97% иностранных деталей заменят на отечественные аналоги. Это снова миллиарды, которые могут утечь не в тот карман. Разработка одного только двигателя ПД-8 для этой машины обойдется в 120-130 млрд рублей.

Ил-112В был произведен на ПАО «Воронежское акционерное самолетостроительное общество» (ВАСО, входит в ПАО «ОАК»). Это предприятие, как и ОАК в целом, связано с целым рядом скандалов. Исходя из этого, у наблюдателей появилась версия о возможном браке на предприятии, который мог стать следствием или коррупции, или банальной безответственности.

Между тем, с весны в ОАК, руководимом близким к главе «Ростеха» Юрием Слюсарем (сам Чемезов — глава Совета директоров), продолжается консолидация активов в рамках ПАО «Ил». В её рамках подконтрольные предприятия дивизиона меняют форму самостоятельных юрлиц на статус филиалов или обособленных подразделений.

Интересно, что до господина Чемезова Совет директоров возглавлял бывший российский министр Анатолий Сердюков. Этот человек не нуждается в представлении. Помимо работы непосредственно в совете ОАК он же был назначен и главой Совета директоров ПАО «Росвертол», и курировал авиационный кластер «Ростеха». Позже, в апреле 2021 года после серии скандалов и репутационных потерь он от кураторства отказался. Об этом писал «Интерфакс».

ОАК:

Трагедии с Ил-112В предшествовал громкий коррупционный скандал на ВАСО

Однако успел приложить руку к реорганизации ОАК, которая должна затронуть и ВАСО. Предприятие буквально тонет в долгах и убытках. По итогам 2020 года убыток составил 2,6 млрд рублей при выручке в 7,3 млрд. Показательно, что убытки растут вместе с выручкой. Но это мелочи по сравнению с самим ОАК, головная структура которого за 2020 год оказалась «в минусе» аж на 30 млрд рублей.

При этом структуру и вовсе могут обанкротить — причем на сомнительных основаниях. Ведь Сергей Чемезов всегда находит средства, чтобы удержать «нужные» производства на плаву.

«Утопить» авиацию

В апреле 2021 года стало известно, что петербургская трубная компания «Санеста-металл» собирается обратиться в суд с банкротным иском к ВАСО. Как утверждают авторы сайта «Федресурс», у завода якобы уже сейчас имеются признаки банкротства, а конкретная сумма требований не раскрывалась. До этого фирме удалось отсудить у ВАСО 1,67 млн рублей п договору 2020 года. «Санеста-металл» не получила оплату за свои услуги.

Претензии к ВАСО есть даже у специального лётного отряда «Россия» — «суперструктуры», которая пилотирует воздушные судна, перевозящие первых лиц страны. Общая сумма исковых требований там посерьезней — 535 млн рублей. Ранее эта же структура подала иск о взыскании основного долга в 112 млн рублей. Первый же иск поступил еще в 2017 году — отряд потребовал всего 4 млн рублей. Долги ВАСО растут как снежный ком, но завод продолжает заниматься Ил-112В.

При этом, повторимся, реорганизация ОАК продолжается, а Сергей Чемезов, как и его коллега Юрий Слюсарь, идут на сокращение штатов заводов, теряют лучших специалистов. В рамках реорганизации из ПАО «Корпорация Иркут» (производит боевые самолёты) уволился знаменитый авиаконструктор Олег Демченко.

В последнее время он занимал кресло первого заместителя генерального директора. Место знаменитого конструктора занял Анатолий Гайданский, который считается близким к главе ОАК Слюсарю (читай — Чемезову). Теперь он Гайданский — руководитель еще и АО «Аэрокомпозит». В своё время Демченко сам занимал пост главы ОАК, но видимо теперь, при многомиллиардных проектах самолётов, его опыт оказался не востребован.

В рамках интеграции продолжается интеграция «Сухого» и «МиГа» в единый дивизион авиации. В рамках той же реформы ОАК. Процесс идет тяжело — поговаривают, что камнем преткновения выступает руководство. В феврале 2020 года гендиректор «МиГа» Илья Тарасенко был назначен и гендиректором «Сухого». Но в октябре 2020 года он внезапно покинул должности, а компании были подчинены, опять же, напрямую Юрию Слюсарю.

То есть команда Сергея Чемезова не просто отстраняет от работы ведущих авиаторов и конструкторов, но консолидирует все рычаги управления непосредственно у себя в руках.

Интересно, что «под Слюсаря» из ОАК чуть ли не выдавили бывшего гендиректора Игоря Озара — он руководил еще до 2018 года, когда ОАК передали в «Ростех», и не мог считаться достаточно лояльным Чемезову человеком.

Зачем нужно расставлять везде лояльных людей, если самолёты все равно падают? Как утверждают злые языки, под предолгом реорганизации, в т.ч. финансовой, из компаний могут банально выводиться средства с тех же крупных госконтрактов.

«Помощник» Григорьев

Одна из подобных инсинуаций связана с «МиГом». В марте 2020 года нижегородский ОАО «Гидромаш» взыскал с РСК «МиГ» около 800 тыс. долларов. Ранее номинальным держателем акций «Гидромаша» числился ОАО «Национальный коммерческий банк», которым владеет известный банкир Виктор Григорьев. Сейчас он уже не в списке акционеров, но «выход» мог быть сделан лишь для отвода глаз, а сам банкир считается одним из людей, близких к главе «Ростеха» Сергею Чемезову.

Напомним, что именно структуры господина Григорьева получили 75% акций холдинга «Технодинамика», сохранив за «Ростехом» лишь четверть долей (блокпакет). И это не единственная претензия «Гидромаша». Ранее он предъявил к МиГу иск на 81 млн рублей (суд вернул его обратно по подведомственности).

Тем более, это не единственная претензия «Гидромаша» к тому же «МиГу». Был там иск почти на 81 млн рублей, правда его вернули заявителю — с тем, чтобы он рассматривался арбитражным судом Нижегородской области.

Подавал «Гидромаш» иски и к другим стратегическим предприятиям — НАЗ «Сокол» (входит в «МиГ») почти на 35 млн рублей. А ранее господин Григорьев входил в Совет директоров того самого «Сокола» — точно также, как входил в Совет директоров «Гидромаша». Еще один иск «Гидромаша» к «МиГу» был на 5 млн евро, но его характер нигде не раскрывался. При этом крупнейшим госзаказчиком «Гидромаша» всё также остаётся ОАК (!) с объемом 834 млн рублей («МиГ» — 315 млн рублей).

ОАК:

Виктор Григорьев «присматривает» за бывшими активами «Ростеха»?

То есть люди, якобы близкие к Чемезову, могли получить от «Ростеха» крупнейший холдинг, объединяющий высокотехнологичные активы, получить сотни миллионов по госконтрактам от ОАК, а потом яростно с ними судиться, пытаясь получить еще десятки миллионов сверху. Выглядит это очень странно.

Параллельно с этим люди, которые работают на проблемных предприятиях, оказываются на улице — и все в рамках той же реорганизации. В дочерней структуре уже упомянутого «Иркута» — «Региональные самолеты» (экс-«Гражданские самолёты Сухого») не так давно прошли массовые сокращения. Об этом писали «Ведомости».

Возвращаясь к крушению Ил-112В, это далеко не первый подобный случай. Но в этот раз он стал настоящим холодным душем для всего ОАК. В первую очередь, из-за гибели лучших пилотов. Не в последнюю – из-за серьёзного репутационного удара, который получила наша авиационная отрасль. Как показывает практика, финансирование вовсе не гарантия успеха, слишком многое зависит от руководства. Не стоит ли поискать корень проблем там?

Источник:  rusrep.com

Похожие публикации

Читать обязательно x

error: Content is protected !!